Мобильные новости Миасса от NewsMiass.ru (16+)
"Признавать несуществующую вину я никогда не буду"
07.12.18 08:03
Бывший глава администрации Миасса Станислав Третьяков, находящийся в СИЗО, дал интервью прямо из-за решётки

Ровно месяц назад, 7 ноября, произошло задержание бывшего главы администрации Миасского городского округа Станислава Третьякова. По версии следствия, более 6 лет назад (в ноябре 2012 года) Андрей Юдин передал Третьякову взятку в сумме 145 тысяч рублей за оформление двух земельных участков в пользу родственников миасского риелтора Ивановой. Несмотря на то, что Станислав Третьяков свою вину полностью отрицал, районный суд города Челябинска выбрал ему меру пресечения в виде содержания под стражей сроком на 2 месяца.

Напомним, Станислав Третьяков 15 лет (до июля 2012 года) проработал в системе здравоохранения Миасса. С 16 июля 2012 по 21 июня 2013 года - в должности заместителя главы администрации Миасса. Затем был уволен по распоряжению действующего тогда сити-менеджера Виктора Ардабьевского. Однако решением суда Третьяков был восстановлен на работе, а после ареста Ардабьевского назначен главой администрации МГО. Более трёх лет назад - 21 сентября 2015 года - по собственному желанию Третьяков покинул свой пост.

Мы решили взять интервью у Станислава Третьякова и через адвоката задали ему вопросы, ответы на которые предлагаем нашим читателям.

- Станислав Валерьевич, вас задержали в здании администрации Миасского городского округа, где вы не работаете уже более трёх лет. Почему именно там?

- Всё это напоминало постановку. Пригласили на совещание по поводу кадастрового учёта городских лесов. Но вместо совещания устроили показательное задержание. Снимали на видео: кабинет главы, наручники, ОМОН, выход из здания. Хотя все прекрасно знают, что мой офис находится в 50 метрах от здания администрации, и каждый день в 9:00 я на работе. Никуда не скрываюсь, не прячусь. Видимо, организаторам подобных задержаний не хватает в жизни каких-то эмоций, поэтому устраивают такие шоу. С этого и началось психологическое давление; затем провели обыски на работе, в машине, допрос в ФСБ Миасса, следственном комитете Челябинска.

- В чем суть дела? В чём вас обвиняют?

- Когда мне представили документы, раскрывающие версию следствия, сразу стало понятно, что всё дело сфабриковано на уровне оговоров и лжесвидетельств. Якобы шесть лет назад, в ноябре 2012 года, посредник Юдин прямо в моём рабочем кабинете передал мне взятку в сумме 145 тысяч рублей от риелтора Ивановой за выделение земельных участков. В деле имелись показания двух свидетелей - тех самых Юдина и Ивановой. Причём Иванова отдала деньги Юдину, а тот якобы передал мне. Прочитав всё это, я прямо сказал следователю из следственного управления Челябинска, что этого быть не могло. Никогда в жизни не брал. Все, кто меня знает, кто работал со мной, прекрасно помнят, что я и в здравоохранении (ещё при Криушове Сергее Юрьевиче), а затем и в администрации Миасса всегда боролся с поборами и взятками, увольнял сотрудников, заподозренных в коррупционных схемах. Это был и остаётся один из моих жизненных принципов. И я никогда от него не отходил.

Более того, в 2013 году из-за моего противодействия "мутным" схемам меня сначала лишили полномочий, а затем незаконно уволили из администрации. Восстановили меня на работе только по решению суда. Я никогда не скрывал своего крайне негативного отношения к взяткам и взяточникам. Поэтому то, в чём меня сейчас пытаются обвинить - однозначный оговор.

Кстати, когда стали разбираться в деле дальше, то выяснили, что свидетель Иванова в настоящее время находится в СИЗО по подозрению в сбыте наркотиков. А свидетель Юдин - под следствием за мошенничество с землёй в составе группы лиц по предварительному сговору. Вот такие вот "свидетели". Причём один из "свидетелей" недавно заключил досудебное соглашение, суть которого заключается в следующем: он даёт показания на кого-либо (но лучше, конечно, на известного человека), а за это максимально снижается его ответственность за преступные деяния. В таких условиях, думаю, многие легко дадут любые показания. Как говорится, своя рубаха ближе к телу.

- Но ведь Юдина многие видели в здании администрации. И говорят, что он представлялся чуть ли не вашим доверенным лицом.

- Про таких как он говорят - "где тепло, там и Родина". Своего бизнеса, приносящего доход, у него не было. Он всегда крутился там, где была возможность подкормиться. Его часто видели возле ГИБДД, где он "помогал" в вопросах регистрации транспорта, техосмотров и т.п. Он крутился около администрации до меня, при мне и после меня. Стиль жизни у него такой.

Причём мы с коллегами сначала в комитете по имуществу, а потом в администрации МГО строили работу так, чтобы подобные посредники были не нужны. Я не менял номер телефона. Все, кто хотел, могли позвонить, получить консультацию. Постоянно вёл приём граждан, проводил сходы с жителями в разных районах города и посёлках округа. Создали новый удобный сайт администрации МГО, который успешно работает до сих пор. Переформатировали интернет-приёмную. Сделали её мобильной, доступной, удобной и оперативной. Создали новый раздел "Аукционы", в том числе и автоинформирование жителей о планируемых торгах. То есть делали всё, чтобы информация о работе муниципальных чиновников, подразделений администрации, правах и возможностях жителей города Миасса была в открытом доступе. Чтобы любой гражданин без всяких посредников мог напрямую обратиться в муниципалитет и получить ответы на интересующие вопросы, принять участие в аукционах, купить или взять в аренду земельный участок или помещение. Вспомните, как до 2013 года земля в городе сначала попадала в руки риелторов, а те уже перепродавали право аренды или собственности тем, кто действительно хотел строить. Мы эту практику сломали и всем желающим дали возможность через аукционы получать землю и при этом пополнять городской бюджет, а не карманы посредников.

- Однако после вашего ухода из администрации Юдина часто видели возле вашего офиса.

- Не чаще, чем в здании администрации, где я уже не работал. Не чаще, чем в ГИБДД, где я вообще не работал. Ещё раз подчеркну своё мнение - Юдин всегда был там, где можно поживиться. При этом он всегда козыряет знакомством с "большими людьми".

К нам в офис он приходил, предлагал купить у него долю в предприятии, которое он не смог развить, и земельный участок в районе посёлка Селянкино, который он взял в аренду через аукцион, но не смог содержать и развивать. Долю в предприятии я у него приобрёл, а землю он переоформить не успел: в июле 2017 года его задержали и поместили под домашний арест.

- Обыски в вашем офисе в 2017 году были связаны с ним?

- Да. Искали документы, связанные с деятельностью Юдина. А так как долю в предприятии мы у него выкупили, то пришли и к нам. Следствие в тот период интересовали документы, связанные с получением земельного участка в посёлке Сыростан в 2016 году. Я к этому не имел никакого отношения, поэтому сразу сказал, что документов Юдина у нас нет.

- Говорят, что после выхода Юдина из-под домашнего ареста он приходил к вам, и между вами состоялся очень жёсткий разговор.

- Да, действительно был. Он пришёл ко мне и начал требовать денег. На вопрос: "За что и с какой стати?" - последовал интересный ответ, что, во-первых, он год не работал, поэтому сейчас у него нет денег, а во-вторых, что он может дать какие-то показания, которые от него требовали в течение года "люди в погонах". Да и вообще он, дескать, "морально страдал" сидя под домашним арестом. Я расценил всё это как банальный шантаж со стороны Юдина, поэтому чётко и однозначно сказал, что он сам не является сотрудником наших предприятий, не имеет с нами партнёрских отношений, поэтому каких-либо обязательств по отношению к нему у нас нет и быть не может. Более того, это нам был причинён моральный ущерб и ущерб деловой репутации, когда с обысками по его "схемам" пришли к нам в офис.

Юдин разозлился и пообещал "сделать выводы". После этого я его больше не видел. Видимо, "выводы" он сделал в форме ложного доноса.

- Но есть же ещё один свидетель обвинения - риелтор Иванова. Какие она даёт показания?

- Показания Ивановой очень похожи на юдинские. И не просто похожи, а практически идентичны - до слов, запятых и формулировок. Просто удивительно, как два человека могут запомнить в мельчайших подробностях события шестилетней давности. Попробуйте вспомнить до минут, что было с вами, например, в этот день, но шесть лет назад. Я попытался, но не смог. И либо мы имеем дело с высочайшими интеллектуалами, обладающими феноменальной памятью (чего в Юдине я не замечал никогда), либо показания подкорректированы с целью создания единой картины. Ощущение, что сначала их написали для одного "свидетеля", а потом продиктовали другому. Причём на очных ставках "свидетель" начал путаться и менять свои же показания на ходу. Видимо, недоработал координатор.

- Но кому это надо? Режиссировать и модерировать ситуацию? Следствию?

- Нет, конечно. Следователь получил рапорт от миасского сотрудника ФСБ Куликова. В рапорте изложено видение ситуации этим сотрудником. Причём изложено так, что складывается картина - взятка была. Естественно, следователь обязан отреагировать на рапорт сотрудника ФСБ, тем более, что служба эта очень серьёзная, авторитетная. Поэтому и было возбуждено уголовное дело. Сейчас следствие разбирается в ситуации.

Здесь главный вопрос к Куликову - зачем так грубо работать? Ответ я получил от него ещё полтора года назад. Пригласив меня для беседы, он прямо сказал, что Миасс для него всего лишь трамплин для карьерного роста: он работал в Чебаркуле, "многих пересажал", сейчас то же самое сделает в Миассе и уйдёт на повышение в Челябинск. Ещё тогда он просил компромат на действующего в тот момент главу Геннадия Васькова и его сотрудников. Однако в первую нашу с ним встречу я однозначно дал понять, что искать, а тем более придумывать компромат на кого-либо - не мой профиль. И посоветовал не "всех сажать", а разбираться тщательно в каждой ситуации и наказывать действительно виновных и только их. Ведь строить карьеру по головам и судьбам людей - не самое благородное занятие. Тем не менее, предложения "вспомнить хорошенько" поступали мне и моим сотрудникам ещё не раз.

- Выходит, что у Куликова личная неприязнь к вам?

- Нет, что вы. Здесь всё сложнее. В стране взят правильный курс на борьбу с коррупцией. Кроме того, из области дана чёткая установка - в Миассе должно быть спокойно, без скандалов, конфликтов и потрясений. И это тоже правильно. Люди должны работать, созидать, а не устраивать политические баталии.

Скорее всего, Куликов понял, что эти две установки в отдельно взятом Миассе совпали, а значит "массовые посадки", с одной стороны, продемонстрируют борьбу с коррупцией, а с другой стороны - напугают политические и бизнес-элиты. В итоге, наверное, должно получиться ощущение политической стабильности. А значит, человек, который будет модерировать эти "массовые посадки", может рассчитывать на карьерный рост и повышение в Челябинск. Вот и всё. Как говорится - "ничего личного, только карьера". Поэтому - что мешает "вежливо убедить" свидетелей, чтобы показания чётко ложились в нужные рамки? Да ничего, тем более что оба свидетеля сами находятся под следствием и готовы дать любые показания, лишь бы не получить максимальный срок. В результате имеем потрясающую память у свидетелей на события шестилетней давности. Дальше дело за малым - закрыть Третьякова на два месяца и ждать, когда он напишет явку с повинной.

- Ваша позиция в этой ситуации? Вы готовы пойти на такие условия?

- Сразу после задержания тот самый Куликов предложил мне быстро признать вину, после чего я получу подписку о невыезде, пойду домой, буду работать как обычно и ждать суда. Суд даст небольшой срок, скорее всего, условно, и всё будет хорошо. Видимо, в его понимании "всё хорошо" - это мне судимость, а ему - раскрытие преступления, "звёздочка" на погоны и перевод в желанный Челябинск.

Я очень жёстко ответил гражданину Куликову, что признавать несуществующую вину я никогда не буду. И как бы трудно и тяжело (с учётом давности событий) мне ни было, я буду доказывать свою невиновность. На этом разговор с ним я закончил и от дальнейших "предложений" с его стороны отказался.

Сейчас совместно с адвокатом собираем документы и материалы, подтверждающие мою невиновность. Потом передадим всё следователю, чтобы он видел истинную картину произошедшего, а не фантазии карьериста.

- Суд вынес решение, выбрав для вас меру пресечения в виде содержания под стражей сроком на два месяца. Почему именно такая мера пресечения, а не домашний арест, залог или подписка о невыезде?

- Выбирая меру пресечения, суд должен слышать две стороны - обвинения и защиты. Однако наши доводы услышаны не были… Ведь что такое мера пресечения? Для чего она нужна?

Во-первых, прекратить (пресечь) преступную деятельность. То есть, если я чиновник-взяточник, то, оставаясь на свободе, я могу продолжать брать взятки. Но я не чиновник уже более трёх лет, а значит, и взятки брать по определению не могу.

Во-вторых, предотвратить (пресечь) попытку подозреваемого или обвиняемого скрыться от органов следствия и суда. Но я по собственной инициативе сдал загранпаспорт следователю. Кроме того, я подтвердил документально, что имею постоянную работу, прочные социальные связи (семья, дети, дом). Недвижимости за пределами Челябинской области, а тем более за границей никогда не имел. Куда мне скрываться? А главное - зачем? Пытаться скрыться - значит признать вину. А моя задача сейчас - доказать невиновность.

В-третьих, предотвратить (пресечь) возможное давление на свидетелей. В моей ситуации свидетель Иванова находится в СИЗО. Как "давить" в СИЗО - я не знаю. А Юдин менять показания явно не будет, потому что к статье "мошенничество" добавит себе ещё и "ложный донос".

Все эти доводы я изложил в суде первой инстанции, но судья не услышала. Вероятно, письменные материалы, основанные на показаниях двух свидетелей, выглядели более убедительно, чем слова человека за решёткой. Получив на руки решение суда, мы с защитником подготовили возражения, где почти на двух десятках страниц изложили и обосновали несправедливость, необъективность и незаконность выбора меры пресечения в виде заключения под стражу. Но с судом не поспоришь - его решения надо выполнять. Поэтому до 7 января 2019 года нахожусь в СИЗО № 1 города Челябинска.



От редакции:

Вторую часть интервью со Станиславом Третьяковым, где он расскажет об условиях содержания в СИЗО, взаимоотношениях с персоналом и спецконтингентом, динамике расследования дела, перспективах развития ситуации и последствиях для муниципалитета, мы опубликуем на следующей неделе.

Обсуждение темы (116)
Показать все мнения...
[обсудить тему]
полная версия сайта
© "NewsMiass.ru", 2004-2018
ЭЛ № 77-38746 от 28.01.10.